Часть 4. «Дорога домой»: Крайняя

И, если когда-нибудь меня спросят о том жалею ли я, что решила испытать это на себе, то я скажу, что нет. С улыбкой подниму бутылку любимого вишневого сидра и сделаю большой, полный любви глоток за нее. За дорогу, полную приключений.

Мы приехали на станцию в обед. Воздух был по-обеденному горяч, а мы были слишком самоуверенны и спокойны.

— Ань, напиши на картонке направление. Пить будешь?

— Ага, будет сделано! Давай. — Я открыла зубами маркер и вывела кривыми, но крупными буквами заветное слово «Красноярск».

За железнодорожными путями вдоль трассы пролетали машины, мы направились в сторону дороги. Поднимать впервые после, хоть и небольшого, перерыва руку немного волнительно и радостно. Мурашит, что есть сил, кажется, что улыбка никогда не сойдет с лица. Первая, вторая, третья… Мимо нас пролетело множество машин, через 15 минут ожидания мы уже начали идти вдоль трассы, потому что на выбранном отрезке дела явно шли не очень.

— Смотри, это те парни, которых я видел! Из Академии Вольных Путешественников! Офигеееть…

Впервые мы встретили на трассе таких же, как мы — мчащихся, вперед, наплевав на всякие условности.

— Привет! Давно стоите, куда едете?

— Да, не, минут 10. Мы на Ольхон едем, уже 2 месяца в пути.

Мы поболтали об основателе Академии Вольных Путешественников Антоне Кротове, пожелали друг другу удачи и двинулись дальше.

Первым нашим водителем оказался мужчина на Жигулях, который ехал с друзьями на рыбалку. Провез нас несколько километров до своего поворота на озеро и умчал в закат. Ну, что ж, хоть сколько-то проехали,а не прошли. 

— ЭЙ! Красноярск!

— ЧТО?! ТЫ СЛЫШАЛ ЭТО?! Это же те парни, они из фуры нам махали и кричали! ТВОЮ МАТЬ! Мы тут уже вечность стоим. Ааааа и смешно и грустно. Чего делать-то…

После того, как наши новые знакомые счастливые укатили вдаль, мы с Никитой еще долго то возмущались их везению, то смеялись над ситуацией, то грустили. Потому что прошло уже больше часа, а ни одна фура так и не остановилась.

Радуга и кофе со сгущенкой

— Запрыгивайте скорей!

Как мы бежали к этому самому прекрасному и долгожданному во всем мире КАМАЗу. 

В детстве дедушка частенько возил меня в своем КАМАЗе. Тогда приборная панель казалась мне огромной, спуски и подъемы — невероятно крутыми. Я давно мечтала вновь проехаться в этой машине, просто, чтобы вспомнить свое детство. И сегодня это со мной произошло. Теперь мне было с чем сравнивать: по сравнению с японскими фурами, старый-добрый КАМАЗ был чем-то простым, понятным, родным и уютным. С водителем мы болтали обо всем понемногу. Он рассказывал нам свои забавные истории из молодости, а мы свои. 

— Я сейчас кушать еду, пойдемте со мной — там очень вкусно кормят. 

Мы зашли в придорожное кафе, взяли подносы и встали в очередь. 

— Ань, чего будешь? — спросил меня Никита

— Хочу кофе со сгущенкой! Что это? Я никогда так не пила кофе! И драники!

За еду мы платили сами, потому что деньги у нас были. Но перед тем, как покупать что-то, водитель преспокойно спросил — чего нам купить. Так что, будьте уверены — в случае чего, трасса обязательно накормит, обогреет вас и спать уложит. Просто верьте и доверяйте ей. 

Мы дружно поели и двинулись в путь. Только отъехав от парковки, мы увидели стоящих на дороге тех самых ребят из Академии Вольных Путешественников, которые увидели нас и радостно махали руками, не понимая как мы умудрились их обогнать)

Почти всю дорогу лил дождь, после которого нам открылись невероятной красоты виды: поля, мокрая, кажется, бесконечная дорога и…

— Ребята! Смотрите какая радуга! 

Все вместе мы начали радоваться, как дети и обсуждать ее цвета. Вы когда-нибудь видели, где кончается радуга? Мы — да. Мне кажется, редкий взрослый вот так вот запросто может искренне радоваться радуге. Наш водитель радовался вместе с нами.

 Все вместе мы начали радоваться, как дети и обсуждать ее цвета. Вы когда-нибудь видели, где кончается радуга? Мы — да. Мне кажется, редкий взрослый вот так вот запросто может искренне радоваться радуге. Наш водитель радовался вместе с нами.

На месте, где он нас высадил, наши дороги расходились. Я не помню, что это был за населенный пункт, но отчетливо помню, что начинало вечереть, мошкара атаковала нас не на шутку, а словить машину хотя бы до Кемерово мы никак не могли. Всерьез подумывали о том, чтобы ставить палатку недалеко от дороги. Машины и фуры проезжали мимо. Кто-то останавливался, предлагал подвезти несколько километров по пути, но для нас этот вариант был бессмысленным — приехать на очередной отрезок трассы в темноте — так себе идея.

Мы были без сил и почти потеряли надежду на то, что сможем словить фуру до Красноярска.

Рисовая каша и ночевка в американской фуре

— Берет?! — кричала я Никите, который побежал к остановившейся фуре

— Да!

Мы быстро загрузили рюкзаки в машину и сели, облегченно выдохнув. Едем до Красноярска!

— Я вообще-то никогда никого не подбираю. Сегодня просто менты тормознули, и я время потерял, еще и колесо это — в ремонт надо будет ехать. Теперь придется всю ночь наверстывать часы. Поэтому и взял вас, чтобы не так скучно было в дороге. — Это было невероятное судьбоносное совпадение. Если бы не этот остановившийся водитель — ночевать бы нам недалеко от сельской остановки.

— Ты, вообще, чего с собой девушку свою взял? Мало ли что! Автостопят себе — ни о чем не думают, зачем, почему — непонятно!

Это был он. Водитель, мнение о котором у нас с Никитой разнится до сих пор. Его звали Михаил. У него своя небольшая компания грузоперевозок, сейчас он ездит еще и сам. Недавно он развелся с женой, которая отсудила у него слишком много. Так «Слишком», что всю дорогу Михаил практически не слушал меня и не брал мое мнение по каким-то вопросам в расчет. Все женщины в его глазах — расчетливые стервы. 

Недавний развод сделал свое дело, и Михаила тоже можно понять — он на эмоциях, некому было высказаться все это время, а тут — мы. Но мне было сложно его слушать. Сложно, потому что не все женщины — расчетливые стервы и потому что жутко клонило в сон. 

Почти всю дорогу до Ачинска я проспала, сидя, время от времени слушая разговоры Никиты и Михаила. И да, Никита — герой. Не представляю, как он держался почти всю ночь, не отрубаясь. Силы были на исходе у нас обоих.

Мы уже подъезжали к Ачинску, когда водитель решил изменить свои планы.

— Так, смотрите, значит — сейчас мы тормозим здесь и спим до рассвета. Потом мне нужно будет ехать по автомастерским и решать проблемы с колесом. Вы со мной кучу времени потеряете. Из Ачинска сможете без проблем на электричке какой-нибудь до Красноярска доехать. Только не автостопом своим! Слышали? Деньги-то есть?

Кажется, Никита неплохо поддерживал беседы с Михаилом — этот, на первый взгляд, грозный спутник, оказался добрым и заботливым.

— Да, деньги есть…

— Ну, и хорошо. А спать здесь можете — забирайтесь на верхнюю полку. Только никаким сексом там не занимайтесь. А то рухнет все нахрен. И это, Никита — вон там магазин — сгоняй за пивком мне, пожалуйста?

Мы пошли в магазин, купили пива и по пути я решила зайти в туалет, который стоит на остановке водителей фур. Так, девочки, вам могут показаться ужасной проблемой все эти туалетные дела, но давайте начистоту: когда хочется, то выпендриваться времени нет) Туалет ночью был похож на локацию для фильмов ужасов, но я справилась))

Мы попили кофе, душевно поболтали и легли спать. Несмотря на то, что спать хотелось очень сильно, мой организм переключился в режим безопасного сна. Я еле уснула и даже во сне слышала все, что происходит вокруг. Ближе к рассвету отключилась окончательно, а проснулась от жуткого запаха разогретого молока (прям, как в садике). Всей душой ненавижу каши на молоке. Меня от них тошнит.

Оказывается, с утра Михаил готовил на всех рисовую кашу. Это было очень приятно, но… Я ненавижу каши на молоке. Надо было видеть, как неловко мне было, когда Никита с удовольствием поглощал каждую ложку каши и, как я просто ковырялась в тарелке. В общем, Никита съел эту несчастную кашу за нас двоих. В очередной раз, скажу, что с Никитой мне невероятно сильно повезло.

Михаил довез нас до Ачинска и высадил ровно в том месте, в котором мы оказались, когда только начали свой путь на Алтай.

— Ну, что, пойдем на трассу?

— Ань, слушай, ну, деньги же есть. Посмотри блаблакар?

Ну, что ж… Лаааадно. Вот так впервые мы и воспользовались блаблакаром. Точнее, beepcar (это похожий сервис). 

Ребята ехали из Кемерово в Красноярск и должны были выезжать уже через час. Мы быстренько с ними созвонились и они подхватили нас прямо на трассе. С ними нам повезло. В машине остался диск с музыкой от старого хозяина и половину дороги мы крайне весело проехали под песни «Золотого Кольца» и Жанны Агузаровой.

Это очень странно — проезжать последние километры по дороге до дома. В это не верится. Вот тот поселок, в котором мы по глупости пытались словить машину, а вот та шашлычная, в которой мы взяли картонку… А вот знакомые улицы города, в котором мы прожили больше 5 лет. До дома нам нужно было проехать еще пару остановок на автобусе. Мы радостно и немного непонимающе отбили друг другу «Пять», когда вышли из машины. Мы это сделали. То, о чем так давно мечтали. И это ни капельки не страшно. Весело, невероятно интересно, иногда устало, но не страшно.

После всех эти приключений мне нередко задавали вполне логичный для них (но не для меня) вопрос: «Как?». Ну, молча. Немного изучаешь карты, расставляешь примерные контрольные точки, выходишь на трассу, улыбаешься и машешь. Все очень просто. Главное — не ссать. Вот именно так. Не ссать. Вселенная так устроена: если ты не боишься, не думаешь о плохом и соблюдаешь известные всем правила безопасности, то все как-то само-собой получается.

— Никит, какие планы на лето?

— Я бы вновь хотел на Ольхон съездить. Если что, достопим до Иркутска и вперед.

Эту фразу Никита произнес спокойно. Очень обыденно и легко. В Красноярске наконец-то открылся «Декатлон», и теперь мы сможем купить второй спальник, чтобы соединить его с моим. 

Спасибо, что читали и пережили это приключение со мной заново. Не бойтесь мечтать — всем заветным мечтам непременно суждено сбыться!