Денис Astir

Поговорили с Денисом о его «Истории болезни», об отношении окружающих к стрит-арту и, конечно же, о свободе в творчестве и свободе, как таковой

-Айоу! – слышу я радостное приветствие, которое свойственно только этому человеку, вне зависимости от настроения, погоды (а за окном, на секундочку, минус тридцать градусов мороза) и прочих неурядиц.

Прохожу через коридор в кухню-гостиную, где на столе разложены эскизы и готовые работы, которые скоро украсят стены одного из танцевальных залов Красноярска.

— Так, ну, что…Я, наверное, заварю чай и поболтаем. Кстати, смотри: заказчик все утвердил! Вот это, — Денис показывает на один из рисунков, — будет прямо вдоль стен нарисовано и еще на центральной стене будет сам логотип – круто, вообще!

Я по-домашнему забираюсь с ногами на диван, получаю в руки кружку горячего чая и начинаю узнавать своего друга с совершенно иных сторон. Почему-то в обыденном общении как-то не получается задать простые вопросы о деле его жизни – граффити и творчестве в целом.

С чего всё началось

Впервые узнал о стрит-арте, граффити и учился рисовать я в малоизвестном городе Усть-Илимске — том, который находится в Иркутской области.

В родном городе я не обращал внимания на мнения и взгляды людей, расхожие с моим видением того, чем мы занимаемся – частенько прохожие ругались и не понимали в чем смысл и почему рисунки на стенах считаются искусством. Я не обращал внимания на непринятие и яркий негатив к граффити – для меня это было нормой.

До тех пор, пока не переехал в Красноярск.


Перемены, которые, действительно, к лучшему

Именно в Красноярске я встретился с непривычным мне раньше, интересом к стрит-арту не только от самих художников и граффитчиков, но и даже от простых прохожих.

Очень часто, когда я рисую на стене, замечаю, как улыбаются прохожие и искренне интересуются тем, что я делаю, не пытаясь как-то задеть. И эта радость и живое любопытство ужасно мотивируют и вдохновляют продолжать свой путь.

По сравнению с Санкт-Петербургом, где я успел пожить какое-то время, Красноярску, конечно, есть куда расти. Но это – здорово, ведь творить историю можно здесь и сейчас, и в какую сторону будет развиваться граффити и стрит-арт, как вид искусства, зависит именно от нас.

У нас есть своя команда M.O.L. Мы живем в разных городах, но творим одно дело, объединены не только общими интересами, но и мыслями, каким-то духом что ли.

Мы заряжаем и заряжаемся энергией – происходит такой своеобразный творческий энергообмен, который не позволяет гаснуть и впадать в какие-то депрессии, свойственные творческим людям.

Об уличном искусстве и свободе

У многих людей граффити и вообще, уличное искусство ассоциируется со свободой. Мысли на эту тему постоянно заставляют меня надолго зависнуть над многогранностью этого понятия. Но каждый раз, я прихожу к тому, что свобода у каждого своя – это банально звучит, но по-другому никак.

Лично я считаю, что каждый человек должен рано или поздно стать свободным – раскрыться в той или иной степени. Он не должен намеренно надевать на себя оковы и тормозить свои порывы – творческие или любые другие.

Остатки чая в кружке уже давно остыли, разговор подходил к завершению, да, и Денису пора было выдвигаться в небольшую студию его друга, где он планировал дописать свой трек – да-да, хип-хоп многогранность – она такая.

Перед тем, как уходить, я задала крайний вопрос: «Слушай, ты вот так гладко рассуждал о свободе, а сам-то ты свободен, как считаешь?», на что получила абсолютное и уверенное: «Да, я — свободен» хочется добавить «И счастлив», потому что, говоря это: «Да, я — свободен», глаза Дениса загорелись, как никогда, а на лице вновь появилась улыбка, свойственная, кажется, только самым счастливым и свободным.